?

Log in

No account? Create an account
Апрель 2014   01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Ответ Михаила Ахманова литературоведу e_lsalvador

Posted on 2014.04.25 at 21:50

Ответ Михаила Ахманова литературоведу e_lsalvador, опубликовавшему 22 апреля 2014 г. рецензию на книгу «Литературный талант. Как написать бестселлер» (в дальнейшем рецензент именуется мной для краткости «г-н Е.»).

Мне не известно, кто такой г-н Е. Из текста рецензии можно сделать вывод, что он считает себя литературоведом, однако по ряду причин я сомневаюсь в его профессиональной квалификации. Во-первых, состоявшийся специалист не прячется за «ником». Во-вторых, прочитав отрицательную рецензию Е. на книгу Льосы «Письма молодому романисту», я вижу, что он ничего не понял в этом весьма сложном сочинении. Зато считает возможным для себя поучать одного из крупнейших романистов современности. В-третьих, Е. не очень грамотен, о чем свидетельствует опубликованный им текст. Есть и другие причины, но закончу на этом и перейду к рецензии.

Для начала Е. пытается слегка меня опустить, сообщая читателям, что из суммарного тиража моих книг 1,2 млн. экз. почти половина приходится на сиквелы о Конане Варваре и Ричарде Блейде и еще сотни тысяч – на пособия для диабетиков. Отсюда на пальцах одной руки можно подсчитать, что тираж моих оригинальных романов ничтожен (цитирую): «За 2008–2013 годы тираж новых романов и переизданий составил всего 150 тыс. экземпляров».

Эти сведения ложны.

Я бы советовал г-ну Е. лучше подсчитывать яблоки в чужом саду, если уж пришла к сему охота. Суммарный тираж моих крупных публикаций – более четырех миллионов экз. Около половины – переводы с английского, пятьсот с лишним тысяч – сиквелы, которые я писал на заре своей литературной карьеры, шестьсот пятьдесят тысяч – книги нон-фикшн, и примерно миллион – сорок моих романов (фантастических, исторических, сатирических). В 1996-2013 гг почти все эти вещи переизданы от пяти до десяти раз, что греет сердце писателя – значит, книги живут. Тираж моих романов в 2008–2013 гг составил не 150 тысяч экз., как сообщает г-н Е., а 260 тысяч – без учета книг нон-фикшн и переводов на чешский, польский, болгарский и латышский. Другое дело, что за 2008-2010 гг было выпущено 200 тысяч экз., а в 2011-2013 гг – всего 60 тысяч. Но такое падение тиражей – общая «писательская беда», и здесь я не буду вдаваться в причины этого явления. Замечу только, что поражает наивность г-на Е., полагающего суммарный тираж даже в 1,2 млн. «огромным». Огромные тиражи – у популярных авторов (Акунин, Донцова, Лукьяненко и т.д.), а тиражи моих романов гораздо скромнее. Тем не менее urbi et orbi я вполне известен, и если г-н Е. не очень хорошо со мной знаком, то это факт лишь его биографии. Советую справиться в любой поисковой системе.

Теперь перейду к делу, то есть к рецензии Е. Используемый им метод не имеет ничего общего с литературоведческим анализом – он просто надергал цитат из моей книги и толкует их так, как ему угодно. Меня он называет «интуитивистом» и задается вопросом, чему может научить писатель, который черпает «идеи из иррационального нечто». Ложь чистой воды. На стр. 116–124 и в других местах книги описаны различные стратегии творчества и ряд материалов, которые должен подготовить автор – описание мира, биографии персонажей, поглавный план и так далее. Лично я действую именно так и в своей книге стараюсь донести до читателя мысль о том, сколь важен подготовительный труд и поверка творческого полета логикой. А вот г-н Е. действительно черпает свои выводы «из иррационального нечто».

Несколько слов об этом мистическом, иррациональном. В литературном творчестве действительно есть моменты, которые могут показаться мистическими – «писательский транс», «бунт героя» и так далее. Но я отнюдь не «интуитивист», а прагматик, и толкую эти явления так, чтобы читатель понял: в них нет ничего мистического, это всего лишь элемент писательского труда. Я понимаю, что г-ну Е., который, очевидно, романов не писал, но знает лучше всех, как это делается, подобные феномены кажутся мистикой. Его дело. Замечу лишь, что такие явления хорошо знакомы и другим писателям, на которых я ссылаюсь.

Теперь коснусь терминологии, понятий жанр, сюжет, фабула, идея и прочее. Г-н Е. упрекает меня в неконкретности, в том (цитирую): «что автор не использует определения терминов из литературоведения, а изобретает свои собственные интерпретации». Но при этом он забыл сообщить, что определения таких терминов даются у меня по авторитетному литературоведческому источнику – «Поэтическому словарю» Квятковского. Конечно, такой эрудит, как г-н Е., может поспорить и с Квятковским, и со всем штатом изд-ва «Советская энциклопедия», которое выпустило «Поэтический словарь», но это уже не моя проблема. Я хочу напомнить, что в гуманитарных дисциплинах, в отличие от физики или математики, вообще нет точных определений; это так, сколько бы Е. ни ссылался на «опыт поколений» и «хорошо разработанные понятия в русском литературоведении» о фабуле и сюжете. В такой зыбкой ситуации понятия разъясняются не краткой формулировкой, а обширным текстом с примерами. Из него Е. и надергал цитат, из которых якобы следует, что в моем невежественном понимании сюжет и фабула различаются только объемом. Это не так, у меня дан подробный анализ данных терминов.

Такое же передергивание смысла написанного в моей книге касается жанра, композиции, конфликта, описания персонажей, идеи. Обратимся, например, к последнему из этих понятий. Идея – слово многозначное; можно говорить о научной идее, идее художественного произведения или идее выпить чашечку кофе. Я трактую этот термин в самом высоком значении: речь идет о новых Идеях, которые генерируют люди творческого склада. Это пока что непознанное явление человеческой психики, и мы, возможно, с ним никогда не разберемся – ведь даже под черепом умствующего литературоведа затаились целых пятнадцать миллиардов нейронов. Но при наличии такого обширного умственного аппарата не нужно наводить тень на плетень и путать Идею с темой в ее литературном понимании. Все у меня написано ясно и сопровождается мнением Стивена Кинга, который трактует Идею таким же образом. Но г-н Е. вычитал то, что ему хотелось, и теперь демонстрирует публике количество своих нейронов.

Обратимся теперь к одной из главных проблем: можно ли научить кого-то писать книги. Позицию г-на Е. по данному вопросу я не понял – он как-то быстро ушел от этой темы, обозвав меня «интуитивистом». Считает ли он, что научить можно любого, даже бесталанного человека? Если так, то зачем в Лит. институте им. Горького проводят творческий конкурс при поступлении? Или он считает, что учить творению романов должен не «писатель-интуитивист», а литературовед, ярый поборник конкретности и формы? Ситуация неясная.

Еще одна кардинальная проблема: для кого пишет писатель. Я отвечаю: для себя. Тут Е. настолько возмутился, что стал приписывать мне собственные мысли (цитирую): «Неужели, чтобы автору было интересно, необходимо соблюдать условия композиции (завязку, развитие действия, развязку) и описывать скучные темы, если интересны сражения или эротические сцены? Неужели стоит утомлять себя описаниями героев и мира, если они и так существует в собственном воображении».

Продолжу. Неужели Е. не заметил, что разработка сюжета и фабулы, условия композиции, описания героев и мира и многое другое присутствует в моей книге как обязательный элемент работы сочинителя? Для этого надо быть слепым. Ради собственного интереса пишут графоманы, а истинный сочинитель любую тему, даже кем-то заказанную, пропускает через сердце и разум и пишет в соответствии со своим талантом, темпераментом, мировоззрением, политическими пристрастиями. В этом смысле он всегда пишет для себя, но понимание данного тезиса оказалось для Е. сложноватым. Не разобравшись в чем суть, он резюмирует (цитирую): «позиция Ахманова «автор пишет для себя» глубоко ошибочна, с точки зрения литературного процесса». Да бог с ним, с этим процессом! А мы, сочинители, писали, пишем и будем писать для себя. Дюма тоже писал свои романы для себя, даже если читатели диктовали ему сюжетные коллизии – для него это было всего лишь забавной игрой. Разумеется, есть борзописцы, которые творят «нетленки» ради денег, но моя книга – не для них, они и так все знают.

Некоторые пассажи г-на Е. поразительны (цитирую): «Отсутствие плана, структуры, композиция у писателя-интуитивиста требует от него «вжиться» в мир произведения, сохранять «чувство глубокой сопричастности к собственному миру». Но разве наличие плана, структуры, композиции у писателя с иным творческим методом не требует сопричастности с героями и придуманным им миром? Прочитав тысячи книг, я не помню ни одного достойного сочинения, где эта сопричастность не выступала бы в явном или скрытом виде, даже если автор занял позицию как бы стороннего наблюдателя. Мнение Е. свидетельствует лишь об одном: он – увы! – не творец.

Но, как всякий полузнайка, любит демонстрировать компетентность. Цитирую (с сохранением нелепых описок Е.): «...когда-то Ахманов прочитал «Великий моурави» Анны Антоновской в 6 тома, он считает его самым большим романом. Проверять «свое мнение» Ахманов не знал, и поэтому так и не узнал, что самыми большим романом считаются 27-томное произведение Жюля Ромена «Люди доброй воли».

У меня в книге на стр. 69 изложено совсем другое: «Самый крупный роман из мне известных – «Великий моурави» Анны Антоновской». Я вовсе не утверждаю, что это самый крупный роман в мире. Пример дан для того, чтобы читатель понял: есть романы огромного объема, изображающие события гигантского масштаба. В этом смысле нет особой разницы между эпопеями Ромена и Антоновской, но у последней то преимущество, что книги написаны в нашей стране и на русском языке.

Но Е. продолжает ловить несуществующих блох. Цитирую: «Такую небрежность можно заметить и в других местах. Автор пишет, что для анализа авторских договоров «я пользуюсь изданием «Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах». М.: Омега-Л, 2005. Этот закон в 2008 году прекратил свое действие, ныне авторское право описывается в Части 4 Гражданского кодекса РФ».

Это ложь. У меня не написано, что я пользуюсь этим изданием «для анализа авторских договоров». В моей книге сказано совсем другое: «Любому писателю необходимы четкие понятия об авторском праве. Первое, что вы должны сделать в этом направлении, – приобрести брошюру, в которой излагается соответствующий закон и прочитать ее. Я пользуюсь изданием «Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах». М.: Омега-Л,2005».

Написанное выше означает лишь то, что я пользуюсь версией 2005 года, а читатель по моему совету отправится в магазин, и там ему выдадут брошюру 2008 года. С точки зрения писателя-профессионала Закон существенных изменений не претерпел.

Еще одна ложь (цитирую): «... при таком интуитивном подходе после написания романа следует этап редактирования, во время которого произведение существенно переделывается. [...] Но вот у Ахманова, об этапе редактирования произведения, как о втором варианте, не написано ничего».

Написано, еще как написано! На стр. 267, 269, 290 и далее! Рассмотрены стратегии этого процесса, приведены примеры, указано, на какие моменты обратить особое внимание. И названо правильно: саморедактирование, так как редактирование делает уже не автор, а штатный сотрудник издательства. Меня это издательские редакторы очень любят, так как русский язык у меня нормальный, и редактирование большого романа занимает не больше нескольких дней. Не просто любят, а шлют мне благодарственные письма, которые я храню в своих файлах и очень ими горжусь. Обычно в романе на 350-400 страниц редактор делает не более двадцати правок – в основном, описки.

С чего это я так расхвастался? Сейчас объясню. Объем рецензии г-на Е. всего 14 Кб, 6-7 страниц, и в этом тексте он ухитрился сделать около сорока ошибок! Самых разных: неправильно расставленные запятые или их отсутствие, отсутствие кавычек, описки, неверные окончания слов. Я вздрагиваю, когда вижу «Симплицисимус» с одним «c» или словцо «теоритическое». А эти жуткие фразы: «В формулировках содержаться конкретное содержание или форма», «В первом случае жанр – это совокупность произведений, объеденных по форме, а в другом случае по теме», «Главный герой этот персонаж, который присутствует на больше части страниц»! Что же за грамотей взялся меня поучать и обвинять в небрежности? Человек, не постеснявшийся выложить в публичный доступ «грязный» текст, не озаботившись его вычиткой и редактированием! Или Вы, г-н Е., так торопились меня прижучить, что позабыли правила русского языка? Большой грех для «литературоведа»!

Summary.

На наших литературных курсах иногда читают лекции крупные литературоведы из СПбГУ (не буду называть фамилии этих профессоров). Закономерен вопрос: может ли литературовед научить писателей чему-то полезному? Разумеется, может, если он умный и профессионально состоятельный. Но это, кажется, не наш нынешний случай.

Что же до моего пособия, то я не вижу смысла его обсуждать, пока его не прочитают те, кому оно адресовано – начинающие писатели и, возможно, творческие люди с опытом, которым тема книги интересна. Буду ждать их советы и отзывы. Рецензию г-на Е. и мой ответ на нее я непременно включу в следующее издание книги, чтобы повеселить читателей.


Comments:


Игорь Менщиков
28 at 2014-04-25 19:08 (UTC) (Ссылка)
давайте поговорим. чтобы книга стала бестселлером, её мало написать - надо ещё и издать. в Вашем пособии об этом рассказывается?
Надежда Попова
congregatio at 2014-04-25 19:28 (UTC) (Ссылка)
Да-а, судя по апломбу, товарищ мнит себя Специалистом...
Авторам в таких случаях наперебой советуют "не обращать внимания" и "мало в Интернете всяких водится". Но я скажу "так его!" :)

Ссылку мне бросила френдесса во ВКонтакте, за что ей большое спасибо. Так я узнала, что у вас есть блог.

И кстати, пользуясь случаем. Упомянутые выше сиквелы о Блейде, написанные "на заре литературной карьеры", у меня до сих пор в шкафу ("Скифов", к сожалению, зажилил отец и не позволяет увезти). Лежат - все, что удалось когда-то достать. Рука не поднимается отдать. С них, в том числе, для меня когда-то началось классическое фэнтези. Конан, Блейд - а там уж пошло и все остальное. И, как это принято говорить, оказали они на меня в свое время очень большое влияние.
Вышесказанное означает "спасибо за ваши книги" :)
Андрей Ерпылев
andrei_e at 2014-04-25 20:24 (UTC) (Ссылка)
Спасибо Вам за книги. А желающих плюнуть в чужой колодец хватало всегда.
Счастья Вам, удачи и, главное, здоровья.
m_inackov
m_inackov at 2014-04-26 08:30 (UTC) (Ссылка)
Это, так называемый, случай вранья :) Обычная грязная сетевая "критика".
Previous Entry  Next Entry